Новости портала

Как можно снижать выбросы, не отказываясь полностью от ископаемых видов топлива

ESG
Международное энергетического агентство (МЭА) призвало мировое сообщество прекратить строительство ТЭЦ, отказаться от автомобилей и иного оборудования с бензиновыми двигателями к 2035 г. Оно же рекомендовало бизнесу немедленно прекратить финансирование новых проектов в нефтегазовом секторе экономики. Энергетические аппетиты человечества растут, и возобновляемые источники энергии пока не способны обеспечить их в полной мере, что при резком сокращении нефтегазодобычи может привести мир к энергодефициту. Нужно искать сбалансированный путь к углеродной нейтральности, отмечают эксперты ООН.
Предложенный МЭА подход позволит достичь углеродной нейтральности к 2050 г. и удержать глобальный рост температур на отметке 1,5 °C, говорится в дорожной карте агентства, получившей название Net Zero by 2050 (углеродная нейтральность к 2050 г. – «Ведомости&»). Сдержать глобальный рост температур – цель вступившего в силу в 2016 г. Парижского соглашения по климату.
В мире создалось мнение, что есть «хорошие» возобновляемые источники энергии и «плохие» невозобновляемые, но все не так прямолинейно, предупреждают директор отдела устойчивой энергетики Европейской экономической комиссии ООН Скотт Фостер и его коллега Дэвид Эльзинга в статье, опубликованной на сайте ООН. Переход на чистую энергию займет не одно десятилетие. Ископаемые виды топлива еще долго будут оставаться частью энергосистемы, они за счет новых технологий (например, улавливания и хранения СО2, входящего в состав парниковых газов) могут помочь сократить выбросы, став таким образом частью решения, а не оставаясь проблемой, следует из их слов.

Проекты крупнейших игроков нефтегазового сектора, таких как Shell, BP, «Роснефть», показывают, что снижать выбросы парниковых газов можно, не отказываясь полностью от ископаемых видов топлива. К тому же развивать возобновляемые источники энергии (ВИЭ) бизнес вынужден на доходы от реализации традиционного сырья.

Климатический драйвер

Рост спроса на нефть неизбежен, говорил предправления «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на Петербургском экономическом форуме в 2019 г. Ее доля в мировом энергетическом балансе снизится на 4 п. п. до 28% к 2040 г., но абсолютные цифры вырастут. Главные причины – повышение уровня жизни в развивающихся странах, массовое распространение в них легкового транспорта и устойчивый спрос со стороны нефтехимии, объяснял он.

Рост спроса на электроэнергию приведет к росту выбросов – пример уже есть. В 2021 г. после шока пандемии COVID-19 глобальная экономика постепенно восстанавливается, что приводит к резкому росту выбросов CO2 в атмосферу, признает исполнительный директор МЭА Фатих Бироль.
ВВП Китая за I квартал 2021 г. вырос на 18,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, свидетельствуют данные статистического бюро страны. По прогнозам властей, по итогам текущего года темпы роста китайской экономики могут составить 6% против 2,3% в 2020 г. Восстановление ключевых промышленных отраслей происходит на фоне резкого увеличения потребления энергетического сырья.
Впрочем, как считает Бироль, у мира еще осталась возможность достичь нулевых выбросов в атмосферу. Но усилия, которые для этого потребуются, «возможно, величайший вызов, с которым когда-либо сталкивалось человечество», отмечал он.
Проблема изменения климата – один из ключевых аспектов международной повестки, утверждает ООН. Непредсказуемость погодных условий увеличивает риски природных катастроф и снижает объем сбора урожая. Сопутствующие индустриализации парниковые газы приводят к росту среднемировой температуры.
Энергетический сектор выступает одним из основных источников парниковых газов, в состав которых входят CO2 и метан, объясняет директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. В результате защита окружающей среды все больше становится завязанной на развитие чистых источников энергии при снижении доли добычи ископаемого сырья. По прогнозам МЭА, к 2030 г. доля ископаемого топлива в общем объеме электрогенерации в мире сократится до 76% против 81% в 2019 г.
На волне декарбонизации страны стараются идти по пути развития технологий углеродной нейтральности. Еще во время президентской кампании президент США Джо Байден говорил, что в случае прихода на пост намерен вложить $2 трлн в перевод национальной энергетики на экологически чистые источники. Согласно его плану, американский энергетический сектор должен отказаться от выбросов углерода к 2035 г., а Штаты станут углеродно-нейтральными к 2050 г.
Страны Евросоюза рассматривают введение углеродного налога на импорт сырья. В частности, с 2028 г. ЕС собирается взимать плату за прямые выбросы парниковых газов в атмосферу при производстве энергетической продукции. Цель данных мер – сделать экономику региона климатически нейтральной к 2050 г.
Китай, крупнейший в мире потребитель энергии, заявил о достижении углеродной нейтральности к 2060 г. В прошлом году около 85% энергетических источников республики приходилось на ископаемое топливо, писала The Guardian. Чтобы достичь заявленной цели, Пекину стоит сосредоточиться на ветроэнергетике, считают аналитики Комиссии по передаче энергии.
Власти Индии стараются найти более взвешенный подход к обеспечению местного населения энергоресурсами. Страна будет развивать экологически безопасную энергетику за счет возобновляемых источников энергии, говорил премьер-министр республики Нарендра Моди на Индийском энергетическом форуме CERAWeek в 2020 г. Но одновременно Индия намерена увеличить добычу на газовых месторождениях внутри страны.
Климатическая повестка начинает все больше интересовать и инвесторов – 67% из них при принятии решения о вложениях обращают внимание на нефинансовые показатели компании в целом и на информацию, связанную с изменением климата в частности, свидетельствует исследование мнений институциональных инвесторов за 2020 г. от EY Global. Например, в январе 2021 г. государственный пенсионный фонд Норвегии (NBIM) продал все свои акции нефтегазовых компаний, ссылаясь на то, что он связывает свое будущее с альтернативной энергетикой.

Зеленый бизнес

Следуя этому тренду, нефтегазовые корпорации также форматируют свои активы по зеленому принципу, отмечает Пикин. Они приобретают дополнительные мощности по генерации энергии за счет ВИЭ, вкладывают в технологии производства биотоплива, ужесточают контроль за выбросами метана, а также увеличивают траты на технологии улавливания СО2 и его последующую закачку в пласт. Ключевые игроки рынка обычно применяют сразу комплекс инструментов, поясняет Пикин.
Например, один из крупнейших нефтегазовых концернов в мире – British Petroleum (BP) – принял решение стать углеродно-нейтральным к 2050 г. По подсчетам аналитиков BP, к 2030 г. ее добыча нефти и газа сократится примерно на 1 млн баррелей в день и станет на 40% меньше уровня 2019 г. Зеленый план корпорации предполагает инвестиции в биоэнергетику, улавливание и хранение водорода, а также развитие инфраструктуры для электромобилей. Более того, в 2019 г. компания заявила о продаже всех нефтегазовых активов на Аляске общей суммой $6,5 млрд.

Нидерландская Royal Dutch Shell в конце 2018 г. заявила о том, что планирует увеличить ежегодные инвестиции на «озеленение» вдвое – до $4 млрд. Уже в феврале 2021 г. Shell сообщила о преодолении пика производства нефти и сокращении объема выбросов углеводородов. В долгосрочных планах компании значится снижение чистой углеродоемкости на 45% к 2035 г.
Испанский нефтегазовый концерн Repsol заявил о постепенном перемещении в сторону больших объемов выработки биотоплива и в сферу производства продуктов с низким углеродным следом. В качестве дополнительных экологических мер Repsol не исключает высадку лесов и создание иных естественных поглотителей парниковых газов.
Российская «Роснефть» планирует инвестировать в зеленые проекты 300 млрд руб. в ближайшие пять лет. Экологическая программа включает в себя шесть направлений: охрана атмосферного воздуха, обращение с отходами производства, охрана поверхностных и подземных водных объектов, мероприятия по обеспечению законодательных требований по охране окружающей среды и охране земельных объектов. А в этом году «Роснефть» первой из российских компаний представила план по углеродному менеджменту до 2035 г., основная цель которого – предотвратить 20 млн т выбросов в СО2-эквиваленте, говорил в феврале на презентации плана первый вице-президент «Роснефти» Дидье Касимиро. Для этого компания будет сберегать энергию, развивать собственную ветрогенерацию и покупать ВИЭ, инвестировать в газовую программу, утилизировать попутный нефтяной газ и использовать «синий» водород. «Роснефть» находится среди лидеров нефтегазового сектора по показателю удельных выбросов — в секторе upstream по этому показателю она опережает BP и ExxonMobil.
Примечательно, что средства на «озеленение» нефтегазовой отрасли отчасти идут из доходов от реализации ископаемого топлива, считает управляющий директор ИК «Алго капитал» Михаил Ханов. Строительство соответствующей инфраструктуры требует серьезных затрат, поэтому оперативность перехода на зеленые технологии напрямую зависит от темпов продаж ископаемого сырья, признает аналитик.

Ставка на газ

Своеобразным мостом для перехода к ВИЭ может служить и природный газ, считает Пикин. По данным Rystard Energy, на фоне пандемии в 2020 г. добыча природного газа в мире снизилась на 3,5% и составила 3,918 млрд куб. м. Впрочем, эксперты агентства прогнозируют не только оперативное восстановление отрасли, но и рост добычи газа на 24% уже к 2040 г. Опережающими темпами добыча будет расти в Северной Америке, на Ближнем Востоке, а также в России, полагают аналитики.
«В отсутствие прорывных решений газ, как наиболее экологически чистое ископаемое топливо, придет на смену не только углю, но и атомной энергии, так как ряд стран считают это направление потенциально опасным. Поэтому спрос на газ будет расти самыми быстрыми темпами среди ископаемого топлива (на уровне 2% в год), что приведет к росту его доли в энергобалансе с 22 до 25% к 2040 г.», – говорил на ПМЭФе Сечин.
«Роснефть» в 2013–2019 гг. увеличила добычу газа с 38,2 млрд до 67 млрд куб. м в год – примерно столько же газа Россия поставляет в Германию. В среднесрочной перспективе, прогнозирует компания, доля голубого топлива в общем портфеле добычи достигнет примерно 25%.
Роль нефти и угля в мировом потреблении будет снижаться, но и газ не сможет стать полноценной и «чистой» альтернативой для глобального энергетического рынка, считает Ханов. По его словам, в будущем конкуренция газа и ВИЭ будет нарастать по мере удешевления зеленых технологий. И нефтегазовые корпорации будут вынуждены постепенно перестраивать свои предприятия под технологии углеродной нейтральности, резюмирует Пикин. Пока же доля стран, в которых альтернативная энергетика догнала по эффективности традиционную, в общем энергобалансе достаточно мала, на разработку экономически окупаемых технологий нужны десятилетия. Поэтому к 2040 г. на долю альтернативной энергетики будет приходиться 16% против 12% в 2019 г., говорил Сечин.

Инвестиции под запретом

В дорожной карте Net Zero by 2050 специалисты МЭА призвали немедленно отказаться от инвестиций в разведку и разработку новых месторождений. Помимо этого мировое сообщество обязано обеспечить четырехкратный рост генерации солнечной и ветровой энергии. Это потребует от правительств увеличить инвестиции в возобновляемую энергетику больше чем в 2 раза до $5 трлн.
Давление на страны и бизнес несет сразу множество рисков для всех сторон: недофинансирования нефтяной отрасли и, как следствие, нестабильности поставок, роста расходов для стран и потребителей за счет более высокой цены альтернативной энергии, говорит заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.
Но автомобили, авиация, нефтехимия и другие отрасли будут требовать все больше энергоносителей – в основном нефти, газа и угля, говорилось в докладе ОПЕК. До 2040 г. в мировую нефтегазовую отрасль требуется инвестировать до $11 трлн, что составит около трети от всех мировых инвестиций в энергетику. Отток средств из сырьевого сегмента экономики из-за тренда на декарбонизацию при растущем потреблении может привести к дефициту сырья на глобальных рынках, не исключают эксперты.
По данным ОПЕК, пик спроса на нефть наступит в 2030–2035 гг. и к этому времени достигнет 109,3 млн баррелей в сутки. Таким образом, объем мирового потребления нефти на 20,5% превысит аналогичный показатель 2020 г. Рост спроса будет наблюдаться в основном на моторное и дизельное топливо на фоне пока еще низкой популярности электромобилей.
Распространение электрического транспорта будет сдерживать нехватка ресурсов. Чтобы полностью «электрифицировать» автомобильное движение в одной только Великобритании, потребуется в 2 раза больше кобальта, чем его производится во всем мире за год, почти все мировое производство неодима, три четверти мирового производства лития, не менее половины мирового производства меди, писал американский исследователь Роберт Брайс.
Энергетический переход – это длительный и сложный процесс: нефти потребовалось более 100 лет, чтобы опередить уголь в энергобалансе.
На этом фоне необходимо придерживаться взвешенного подхода: нефтегазовые компании должны оставаться надежным поставщиком энергоресурсов для удовлетворения растущего мирового спроса, одновременно делая все возможное для снижения своего углеродного следа, полагает Фролов. 


Ссылка на источник: Ведомости
Made on
Tilda