Новости портала

Банковской ESG-повестке не хватает буквы «H»

ESG Афиша
Создание передовых подходов в работе с корпоративными и частными клиентами, новые подходы к определению кредитных рисков и прочих факторов экологического, социального и корпоративного управления стали одной из основных тем обсуждения на конференции «ESG-инвестиции в России: на пути к зеленой экономике», организованной «Ведомостями».

Тон обсуждения задала Екатерина Трофимова, партнер департамента управления рисками и руководитель направления по предоставлению услуг финансовым институтам «Делойт» в СНГ. По оценкам компании, только 10% российских банков применяют хоть какие-то элементы ESG-практики в своей работе при оценке эмитентов, менее 1% из них публикуют собственные ESG-показатели в виде отдельного документа или части общего отчета. «Существует огромное поле для работы, — уверена она. — Лишь 15% банков оценивают ESG-факторы в своей деятельности как существенную ее часть. Оптимизма добавляет тот факт, что по мнению 30% опрошенных банков, значимость ESG-факторов для них будет расти».

По оценкам «Делойт» в СНГ, менее 20% банков понимают, что важно для эмитентов в ESG-повестке. «Не менее 5% банков используют ESG-факторы хоть в какой-то степени для определения KPI для менеджмента и долгосрочных целей своего развития не в понятийном, а в цифровом, количественном выражении, — добавила Екатерина Трофимова. — Такой же процент банков учитывает их для принятия решений по кредитным рискам, вложениям в те или иные инструменты». По мнению эксперта, один из главных показателей вовлеченности финансовых организаций в ESG-повестку следующий: менее 15% банков считают, что они обладают должным уровнем компетенции для оценки ESG-факторов (представленных эмитентами — «Ведомости Экология»).

«С одной стороны, цифры драматичны, с другой — адекватно отражают уровень развития этой повестки на российском рынке. Дальнейшее ее развитие будет зависеть от действий регулятора. Регуляторная практика в России сейчас существенно мягче, чем некоторые инициативы отдельных банков», — заключила эксперт.

С ней согласен Олег Сысуев, президент, первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка (генеральный партнер конференции). «Если сравнивать наши подходы с лучшими мировыми финансовыми практиками, то сейчас мы находимся «около ноля». Банки больше интересует, выполнит ли заемщик условия договора и выплатит ли он вовремя кредит, чем его ESG-параметры. Поэтому сейчас мы занимаемся рисованием «шашечек», а не «ехать». Регулятор пока только раздумывает о том, чтобы сделать зеленые кредиты более доступными, субсидировать кредитную ставку для них», — рассказал банкир.

Ольга Дергунова, заместитель президента — председателя правления ВТБ отметила, что инвесторы тоже не знают, как использовать ESG-показатели эмитентов. «Тема новая, как считать – непонятно, — говорит она. — Создаются новые подходы, благодаря которым появятся очередные производные инструменты в финансовом секторе. Появляется много новых контекстов, из которых никто пока толком не знает, что произрастет. Наступило интересное время: взгляд на развитие активов становится другим, хотя пока нет окончательного понимания, каким именно он будет. И наиболее важные, созидающие отрасли экономики многих стран становятся очень уязвимыми».

Олег Сысуев обратил внимание на еще один аспект устойчивого развития корпоративного сектора. Он считает, что в отечественной повестке ESG не хватает буквы «H», humancentricity, что означает «человекоцентричность». «Для России, как мне кажется, это во много раз важнее, чем все ESG-рейтинги, KPI, методологии и т. д. Если вы не поймете, как и зачем это делается для человека, вы ничего не получите. Мы проводим большую работу, чтобы учесть все запросы как человека-клиента, так и человека-сотрудника. У них должен появиться эмоциональный контакт с банком, чтобы они становились, в соответствии с слоганом Альфа-банка, умными и свободными. На рынке труда идет борьба не за айтишников, а за креативных людей. Сейчас можно стать миллиардером, имея минимальное количество ресурсов. Помню времена, когда ЭВМ ЕС-1030 занимала целый зал вычислительного центра, сейчас же обычный компьютер имеет большую вычислительную мощность», — резюмировал Олег Сысуев.

Источник: Ведомости
Фото: Вартан Айрапетян
Made on
Tilda